Биография
Фотографии
Завещание

Коты ушли, но прилетели мухи

                        * * *

	Коты ушли, но прилетели мухи.
	Мужья колодцев, томные столбы,
	собратья добровольные сивухи,
	перековались молча на дубы.

	Вот самоотреченья для науки!
	Учёный, брось картофель и грибы,
	и подтянув сатиновые брюки
	к Минлесбумпрому устреми мольбы.            


                        * * *
	Оплодотворения тараканов неплодотворны.
	Я настигаю их раньше, чем смерть.
	На их последний оплот - ванную и уборную -
	мне теперь самому больно смотреть.

                        * * *
	Меня повстречали Оля и Ляля,
	заверещали они: "О-ля-ля!"
	Меня не чая встретить, гуляли
	они скучая, и тихо скуля.


	Меня они крепко облобызали
	(ведь мы не виделись с февраля),
	и бросив в урну букет азалий,
	который им подарил спекулянт,

	мне описали свои страданья,
	мол, тра-ля-ля,и еще тополя...
	Беседа в пивном закончилась зале
	попойкой на двадцать четыре рубля.

	А потом мне добрые люди сказали,
	Что Оля - блядь,да и Ляля - блядь.
	И как мне быть теперь,я не знаю:
	смеяться или же - хохотать.

                        * * *
	Все разворовано. Спилены липы.
	Крейсер несётся со сломанным флагом.
					 
                        * * *
	Прошлогоднее мясо минтая я руками запихивал в рот,
	и оно,не жуясь и не тая,молча падало прямо в живот.

                        * * *
	Лечу ли? Падаю ли? Плюнут с колокольни?
	В руках отпиленных остались небеса...
		Иркутск, июль 1986

                        * * *
	Родное яблоко червя
	я съел кишечнику в подарок
	несла по дождику меня
	шестёрка пьяных санитарок

	чего-то праздновал народ
	все пили спали и плясали
	мне фельдшер процедил УРОД!
	и брюхо распорол усами

	какой там к дьяволу наркоз
	какой в болото антисептик
	новосибирский совнархоз
	я видел надпись на кушетке

	консервной банкою до дна
	меня он вычистил трёхкратно
	из фляги синего вина
	налил в две чашки аккуратно

	насытив дух очистив плоть
	мы разошлись как в луже спички
	лишь что-то в животе колоть
	осталось слева по привычке

                        * * *

	Как все-таки хрупок и чувствителен организм:
	за обедом включаю радио, - падает голова в пельмени.

		        * * *
	Взошла звезда над Иерусалимом
	упала над Прокопьевском звезда
		        1987

              Из сборника "ВСЕ МЫ ДОЧЕРИ ШВИТТЕРСА"
                           
                        * * *
        Капает молча вода
        в уединении кухни.
        Лампы напротив потухли,

        с крыши упала звезда.

        Нынче все так, как всегда:
        рыбы в консервах протухли,
        а за окном провода
        хором выводят "эй, ухнем!"

        С жиру мы, с жиру мы пухнем...
        станет нам пухом вода.

                           * * *
        Бессонница и нервный тик часов
        две ипостаси этой лунной ночи
        электрограммофона колесо
        за сотни стен вздыхает и бормочет

        на станции товарной тишина
        у школа физкультурная площадка
        триадой фонарей освещена
        бездумно безразлично беспощадно

                           * * *
        Центр тела телецентр
        огонечки лампочки
        эх вернуться бы в плаценту
        да к родимой мамочке

                           * * *
        Последние четыре апельсина
        из первых трех к которым нет любви
        на сотые и тысячные доли
        разобраны и съедены впотьмах


        они упали в темные неволи
        ищи свечи огарок в зеркалах
        английской мне не достает лишь соли
        и отражения в полах

        о чем в ночи стенают лифтов шахты
        о встречах у шиповника в бреду
        о с бухты охлажденья и с барахты
        о письмах ты придешь я не приду

        о разуме мольбу и снисхожденьи
        услышать нечем да и все равно
        и невозможно я к самосожженью
        готовился и ждал его давно


                           * * *
        Международные женщины справляют свой день
        вдохновленные? да именно солнцем
        да именно притуплением морозных когтей
        полуобнаженные воплощают сон свой
        о перехождении другого в одно
        а не исчезновении в количестве равном
        смеются и ослепительно отверзнув окно
        смеются упиваясь воздухом пряным

                           * * *
       Супруге злого Одоакра
        ты по ночам целуешь икры
        в ее волшебно влажном макро
        свое согреть мечтаешь микро


                           * * *
                                  Светке
       Ты говоришь деревья зацветут
        и ты права всему наступит время
        цветы краснеть возьмутся там и тут
        забьются тучи на ветру как перья
        в овраги утечет нечистая вода
        остатки городского льда и снега

        А мы с тобою денемся куда


                  СЕГОДНЯ И ЕЖЕДНЕВНО

        Из-под земли ты выходишь с чемоданом
        в расстегнутом до колен пальто
        под руку с племянницей Деда Пихто
        племянник которой коллекционер наганов

        скачете по крышам равнодушные ко всему
        кроме глаз друг друга зеленых и синих
        там кое-где еще светится иней
        видимо кто-то плевал на весну

        проваливаетесь в дымоходы крикнув ОГО
        из каминных зевов не выпуская ноши
        выныриваете в великолепных или хороших
        гостиных чьих-то семейных очагов


        перелив из пустого в порожнее дальше
        движитесь по вывескам "Гастроном"
        из очереди за вином
        смотрит на вас обалдело похмельный мальчик
        пусть его лети вместе с нами но знай
        дальше центра мироздания мы не летаем
        тридцать рублей и один билет на "Рэгтайм"
        кто-то уже вспотевшей рукою хватает


        а  он с гигантской сумкой он с чемоданом она
        с портмоне набитым вечной любовью
        движутся дальше одно только помня
        а остальное забыв и свои имена

                           * * *
        Богиня ботанического сада
        ты красишь волосы зеленою водой
        твои колени цвета шоколада
        не щекотал обходчик бородой


        твои глаза прекраснее порока
        ты далеко идешь издалека
        остановись у моего порога


                           * * *
                                Светке
        Беременные женщины не спят
        они впотьмах следят за плода ростом
        или задумавшись лежат так просто
        за девять месяцев свой перекинув взгляд

                           * * *
        Эти слова теперь уже больше
        чем сочетание медленных звуков
        дикое солнце наждачного камня
        их превратило в мерцание истин
        а за журчанием медных потоков
        нету убежища более сплетням
        синие русла ручьев купоросных
        зримы недреманно тысячью лезвий


                  НЕВЫРАЗИМОЕ

        Высыпал снег
	кто знает последний ли этой весною
        синева за окном желтизна за окном белизна
        душевная леность и пляска желаний
        сладость мечты о несбыточно ярком
        все мы умрем не узнав что случилось
        счастье в сознательном ли отреченьи

        о чем могу покорить я сердца сотрудников бухгалтерий

        Из разговора в автобусе:
        ну и дерьмо "Полет над гнездом кукушки"
        это мастер печатного цеха Антонина Андревна


        каждый по норам своим расползаясь
        тащит кефир и полбулки ржаного


                  НОЧНОЕ ТОРЖЕСТВО

        Широкая картина предпраздничного веселья
        застала меня в студгородке ТПИ.

        Три пьяные студентки весело звали
        упавшую подругу: "Таня! Таня!"

        Гремели дискотеки. Скрежетал зубами оперотряд.
        Возле зеленой урны утратила девственность рыжая кошечка.
		30 апреля

                        1973
		
Школе №8 посвящаю

        Я помню, как горел шпалопропиточный завод.
        Пожар осени соперничал со вспышками дизентерии.
        Нам велели приносить в школу несладкий чай,
        ни в коем случае не пить водопроводную воду.


        Чай был противный несладкий и рвотный.
        После уроков я выливал его возле трамвайной линии.
        Красная рябина, жёлтые тополя аллеи...
        С третьего этажа школы черный дым
        был еще более впечатляющ.
                17.02.1989

                           * * *
        Лень от зависти, зависть от лени.
        Ложь от зависти, зависть от лжи.
        Перед плахой вались на колени,
        иль башку на нее положи...

                  ВЫ ТОЧКИ ТИРЕ ТЕЛЕГРАФНЫЕ

        Нас и без этого знают в лицо
        в очередях за сорбитом и сыром
        сухо в глазах а в штанах у нас сыро
        на ночь смотря разболелось яйцо
        А с наступленьем полярного дня
        выпали волосы все до едина
        лопнула лысины синяя льдина
        все не ищите на стройках меня

                           * * *
        Убийцы златистого ситца
        ночами вы бьете по почкам Вивальди
        полны холодильники сыром
        сверкают гранитные шпоры

        грохочут фашистские флейты
        и фартуки в клеточку красну
        на дне у варенья уснули мухи
        зима это полчища шапок

        томатные вскрыты консервы
        а этому в горло два пальца
        по лестницам шведским спустился
        и смотрит в последний раз
        Господь Саваоф


                  МЫ ДОСТРОИМ

        Города измочаленных изрубленных в капусту
        города избитых диабетических пьяных
        проползающих колоннами мимо трибун
        жрущих украдкой шашлыки из собаки

        города сибсельмашей сибэлектромоторов
        искусственных сердец в соусе пикант
        ремонтирующих двери теряющих сберкнижки
        передающих адреса где переночевать со спиртом

        откармливающих  собак шашлыками
        наполняющих аквариум пивом
        обкуривающих ульи анашой
        сеющих бесполезные зерна

        города метанола двуокиси азота и свинца
        театров тухлых яичниц с гнилым помидором
        и полумертвых заведующих литчестью
        сбитых грузовиками в открытые колодцы

        города уксусных школьников без головы
        трехэтажных художников с тремя саунами
        упавшего в грязь разбитого асфальта
        это наше Отечество и то что отцы недостроили

                                январь-май 1988 г. после Р.Х.
		****************************
                          из сборника   "РЕЖИМ  "В"

                                                         П о с в я щ а е т с я  ПЕТРУ ГАВРИЛЕНКО

                        "Я не знаю ничего. Что было? Что будет далее?
                        Знаю только, что встретились наши взоры вчера,
                        а сегодня уже мы держали друг друга за талии
                        и наши губы распустились, как веера."

                                               РЮРИК ИВНЕВ

                        "Хорошо и нестрашно в лесу."

                                               ОСИП МАНДЕЛЬШТАМ
                        1.

        ТЫ ВСЁ-ТАКИ ВЗОРВЁШЬСЯ, ТИШИНА!

                        2.

        Твой треугольник между равных бёдер
        он низ и верх медоточивых десен
        не постучав я не найду отказа
        я капитаном зван на дебаркадер

        о механизмы чудища речного
        вы инвалютных стоите контрактов
        взбираюсь на трубу с копченым флагом
        гремя часами по чугунным скобам


        ты вся видна и весь твой немудрёный
        купальный скарб халат и полотенце
        и зонтик синий с рыжею каемкой
        и белое пятно почти у сердца

        ты смотришь на меня и против солнца
        кажусь я вероятно Иисусом
        я сам опешив от таких сравнений
        закрыв глаза ныряю и плыву

        туда где с красным белый дружен бакен
        одежда растворилась в кислом море
        теперь такой же я как ты но толку
        сквозь толщу вод от этого ни капли

                        4.
        Шестнадцать раз часы пробили
        а в Петропавловске-Камчатском
        о Господи случилось полночь
        стрела с стрелою совместилась

        на длинных деревянных башнях
        из тайных кранов лился сумрак
        за белой лилией охотник
        упал достигнув абсолюта

        реминисценции вы живы
        вы до утра храните склянки
        от посягательств разночинцев
        с рассветом всем ожившим бьёте

        взлелеивайте же лелейте
        и вкус и запахи и чувства
        лицо лупцуйте всем забывшим
        о назначении искусства

                        5.
        у красного лебедя вышли из строя
        турбина и пушка прицельного боя

                        6.
        Колючую проволоку "люлблю"
        я не смог проглотить
        и теперь все лицо твое рана

        о малодушие жертвы твои
        неисчислимы внутри и снаружи

                        7.
        К счастью пошёл дождь
        иначе  бы я не ручался за себя
        а так стало можно
        спокойно стоять раскрыв рот

                        8.

        Головкин сказал:
        - Зря ты выбрасываешь циклодол. Накопи, заглоти целую горсть,
          и поймаешь бесплатный кайф.

        Я сказал:
        - Да, ты прав, так я и сделаю.


        Он долго ещё о чём-то говорил, а мне хотелось сказать ему
        одно большое ДА, лишь бы он замолчал.

                        9.
        Мимо объявлений огородных комиссий
        мимо табличек карантин въезд и вход запрещен
        мимо навозного ручья из свинарника
        мимо могучих сосен по юной траве
        шли мы и я сказал Я со вчерашнего вечера
        борюсь с желаньем тебя целовать

        Борись дальше
        ты ответила

        И мы ещё долго гуляли
        мимо зданий красного кирпича
        мимо памятника Павлову "золотого"
        мимо дверей коммуналок в башне
        мимо молочного магазина
        мимо бревенчатых зданий модерна

        ты произнесла Что-то ты грустен
        я чувствую себя виноватой

        а я не смел даже погладить тебя по голове
        я хотел зарыдать но не стал ибо тщетно

                        10.
        Через ров текущий мутным ручьем
        мы целовались на упавшей березе
        высь была то небом то небом с дождем
        мы друг друга поили амброзией

        и нам не нужно было обижаться и злиться
        просто так хорошо было вдвоем
        картофелепосадочных людей вереницы
        жгли костры и кричали о чём-то своём

        а мы толковали о некоем боге
        который не то есть не то нет
        души томились в неясной тревоге
        силясь вырваться из словесных тенет

        и не было ни вдохновения ни страсти
        ни бога ни доброты ни тепла
        мы целовались в объятиях потому чт